?

Log in

No account? Create an account
ancient_symbols

19. Продолжение истории голубого Арлега

Прошли мириады веков, и никто уже не помнил о голубом Арлеге, даже в космосе чарн забыли о нем. Только два воина в космосе Легов в золотых доспехах помнили и искали возможность освободить голубого Арлега, полагая, что это был бы для них как раз тот подвиг, которого они жаждали с тех пор, как жили в Египте. Решили они снова спросить у Легов в голубых доспехах, не укажут ли они путей для освобождения.

Достигли они космоса Легов в голубых доспехах и спросили там, но ничего не могли им сказать Леги в голубых доспехах.

«Впрочем, — сказали им те, — сейчас идет в космосе Арлегов совещание Сатлов. Если хотите, мы можем поднять вас к ним. Может быть они могут разрешить ваши сомнения и ответить на ваши вопросы».

Просили их два воина помочь им подняться к Сатлам в арлеговский космос, и подняли их туда Леги в голубых доспехах. Там шло совещание Сатлов, и на собрании присутствовал тёмный Арлег.

Говорили Сатлы, что им необходимо найти способ сноситься с мирами, выше их лежащими, ибо с тех пор, как Серафы исключили их со своих мистических собраний, со своих ритов — лишились они возможности во время ритуальных собраний входить в общение с космосами-обителями миров высоких.

Говорили Сатлы: «Нам необходимо иметь свои риты, и весь вопрос в том, как это сделать. Придется, может быть, самим создавать».

«Вовсе не нужны вам риты, — говорили Арлеги, — все равно, ритное или не ритное собрание. Даже лучше совсем ритных не иметь, а вместо того, чтобы их устраивать, гораздо целесообразнее заниматься продуктивной работой, помогая другим обитателям вселенной».

«Нет, — отвечали им Сатлы, — ритные собрания необходимы, ибо только через них мы вступаем в общение с мирами высокими, а без мистики, без сообщений из высоких, выше нас лежащих областей, нельзя нам. Тоска и апатия воцарятся тогда среди нас. Весь вопрос только в том, должны ли мы взять какие-либо древние риты, или свои придумать?»

Возражали третьи, что самим нельзя придумывать, не будут действительны такие придуманные риты. Говорили четвертые, что и придуманные риты будут действительны, если удастся получить на них санкцию миров высоких. Так обсуждали Сатлы вопрос и никак не могли прийти к какому-либо определенному заключению.

Тогда решили они снарядить экспедицию в далекую-далекую бесконечность, где жили чрезвычайно мудрые духи, которым ведомо все прошлое, многое настоящее и кое-что из будущего, и спросить у этих мудрых духов «только-на-вопросы-отвечающих», как им быть со своими ритами, а также узнать и о многом другом, что интересовало Сатлов, и на что они сами не могли дать ответа. И так как Сатлы не знали, как можно помочь воинам освободить голубого Арлега, то оба воина просили Сатлов, чтобы они взяли их с собой в далекую экспедицию. Как ни отговаривали их Сатлы, указывая на неимоверные трудности путешествия, они остались непреклонны, и Сатлы принуждены были согласиться на их просьбу.

Тогда окутали Сатлы себя и воинов материей их космоса и понеслись все дальше и дальше к бесконечности, где жили мудрые духи «только-на-вопросы-отвечающие». Через области невыносимого жара и холода пролетали они, и лишь окутывавшая их оболочка дала им возможность преодолеть эти области… Но вот, наконец, они достигли своей цели.

Их встретили мудрые духи «только-на-вопросы-отвечающие», и в ответ на приветствия прибывших пригласили их к себе. Тогда и спросили их Сатлы о том, возможна ли для них самостоятельная выработка рита?

Отвечали им Мудрые: «Конечно, не может рит кого-либо из высших принудить спуститься к вам, но рит создает чистую атмосферу и облегчает духовный подъем.

Редко посещают ритуальные собрания высокие гости, но эманации их все же осеняют участников рита… Безразлично, есть ли какая-либо давность у рита или её нет, ибо дело в участниках и их устремленности к высотам. Конечно, можете вы, Сатлы, свой рит установить».

«Чем закончится наша борьба с Михаилами? — спросили Сатлы. — Что нам делать далее, продолжать ли борьбу?»

«Пока между вами и Михаилами идет борьба, — отвечали Мудрые, — пользуется тёмный Арлег вашей борьбой и творит свое тёмное дело, мешая низшим космосам к верхам подняться. Спросите у Арлегин, что делать вам дальше, продолжать ли борьбу».

«О, — воскликнули Сатлы, — Арлегины все за то, чтобы мы помирились с Михаилами!»

Многое еще спрашивали Сатлы у Мудрых и, когда кончили, то спросили у Мудрых два воина: «Есть ли средство освободить голубого Арлега, в дно космоса чарн вкованного, и в чем оно заключается?»

«Да, — отвечали Мудрые, — и до нас дошла слава о его великом подвиге и его великой жертве. Обратитесь к духам Инициативы и попросите их помочь вам, только скажите им, чтобы они не забыли захватить с собой частицу материи их космоса. Если же им очень трудно будет это сделать, пусть они позовут себе на помощь духов Силы».

Так отвечали мудрые духи и, простившись с ними, вернулись Сатлы и два воина в свой космос.

Просили тогда два воина, чтобы Сатлы помогли им подняться к духам Инициативы, и опять помогли им Сатлы попасть в космос Аранов. Поднялись воины в космос Аранов, а там уже Элора поднял их в космос духов Инициативы. Обратились воины к приветливо их встретившим духам Инициативы и рассказали им о голубом Арлеге и о том, что узнали они от мудрых духов далекой бесконечности.

Согласились духи Инициативы помочь голубому Арлегу, взяли с собой материю своего космоса, пригласили с собой двух духов Силы, и все вместе быстрее мысли понеслись в космос чарн. Там духи Инициативы выковали новое дно для космоса из материи своего космоса, а духи Силы готовы были его проложить, когда настанет момент. Вместе с тем духи Инициативы стали руками разрывать, раздроблять дно мира чарн, постепенно обнаруживая поглощенного там голубого Арлега.

И кровью покрылись пальцы и руки духов Инициативы, когда, наконец, выявились контуры гигантского тела голубого Арлега. Тогда вспомнили чарны о жертве голубого Арлега, и величие её встало перед ними и захватило их. Забыв о себе, забыв о том, что освобождение голубого Арлега грозит гибелью им и всему их космосу, они все бросились на помощь. И видя это, бежали тёмные силы, чёрной тучей нависшие над космосом чарн в ожидании удобного момента, чтобы напасть на духов Инициативы; бежали, ибо поняли, что весь космос чарн будет теперь на стороне духов Инициативы.

И вот был вырыт голубой Арлег. Силы порвали последние цепи, сковывавшие его, и он встал, подобно голубому сверкающему солнцу, а духи Силы проложили новое дно. Окруженные ликованием нового космоса, готовились духи Инициативы и воины покинуть космос чарн, ибо духи Силы давно уже улетели. Наконец улетели и духи Инициативы, взяв на прощание от голубого Арлега обещание, что он посетит их космос.

И через некоторое время стал голубой Арлег подниматься к верхам, стремясь достигнуть космоса духов Инициативы. Все выше поднимался он, и вот перед ним развернулись обители Аранов и их космос, впереди которого стояли сторожевые отряды. Узнав о приближении Арлега, вышли они все из своего космоса, чтобы приветствовать голубого Арлега, и впереди их стоял Элора.

Подарили Араны Арлегу голубой сияющий шлем и обещали ему свою помощь. Но сказали они: «Пропустить тебя через свой космос мы не можем, ибо есть еще в тебе Хаос, поскольку ты не спускался в него, а наша клятва запрещает нам пропускать к верхам тех, кто не освободился от Хаоса».

Стоял в недоумении голубой Арлег и не знал, как ему достичь космоса духов Инициативы.

Вернулись уже Араны в свой космос, когда подошел к голубому Арлегу Элора и сказал ему: «Не могут Араны пропустить тебя… Так ведь есть обходная дорога. Правда, она ведет через Озеро огненное, через вселенную Дракона, но что тебе до того, ведь ты могуч, тебе это не страшно».

И тотчас решил голубой Арлег идти путем, ему Элора указанным. Обошел он космос Аранов, вышел из пределов нашей бесконечности и вступил в бесконечность Дракона. Как только вступил он в эту область, окружили его духи, в тесноте мистической пребывающие, окружили его звери большие и малые, драконы и полчища их, и воинства их… Просили они голубого Арлега, чтобы он вывел их из Озера серного и огненного.

Обещал помочь им голубой Арлег. «Но раньше, — сказал он, — я должен выполнить данное мною духам Инициативы обещание посетить их. Когда вернусь оттуда, помогу вам».

И поднялся голубой Арлег в космос духов Инициативы, где радостно приветствовали его духи Инициативы. Оставался у них голубой Арлег некоторое время, и приглашали его духи Инициативы совсем остаться у них, говорили, что в космосе духов Инициативы отдохнет голубой Арлег от страданий, во время пребывания в космосе чарн перенесенных.

Но заявил голубой Арлег, что не может он остаться у духов Инициативы, так как обещал он помочь духам Озера огненного.

И вдруг появился перед ним дух Света, державший в руке чашу мистическую. Протянул он голубому Арлегу эту чашу и сказал ему: «Пей её, и тогда в наш космос ты поднимешься. Ты сам станешь духом Света, и никогда уже не придется тебе в низы опускаться».

Но отклонил от себя голубой Арлег чашу мистическую, говоря, что не может он обещание, зверям данное, не сдержать, и исчез, сожалея, дух Света.

Простился голубой Арлег с духами Инициативы и стал спускаться в бесконечность Дракона. Вновь окружили его духи серного озера и обещали они ему отказаться от борьбы против творцов их вселенной, отказаться от борьбы против добра, если выведет он их из Озера огненного… Согласился голубой Арлег и сказал, что единственный путь спасения для них — идти в Хаос, чтобы оттуда начать подъем к высшим мирам. Отвечали духи Озера огненного, что готовы они идти в Хаос, но только если пойдет с ними голубой Арлег. Построил их тогда голубой Арлег, всех собрал, и сам повел их всех в Хаос.

Шли они так, но у границы нашей бесконечности встретили их сторожевые отряды Аранов и загородили им дорогу, опасаясь, что они в наши бесконечности ринутся. И готовы были уже вступить с Аранами в бой передовые отряды духов, голубым Арлегом в низы ведомых, но выступил впереди них голубой Арлег, и узнали Араны на нем сияющий шлем, который их братья подарили голубому, и расступились они и пропустили идущих в низы.

Так шли они, и впереди шел, ведя их, голубой Арлег. Близки уже были они к Хаосу, и рокот стихийных сил уже доносился до них, когда им навстречу вышли три Эона.

Говорили Эоны между собой, и сказал Эон Любви: «Что можем мы подарить Голубому Арлегу?»

«Ничего ему не надо, — отвечал Эон Воли. — Ничего он не примет от нас…»

«В таком случае, — сказал Эон Мудрости, — даруем ему забвение на все время, пока он будет в Хаосе, с тем, чтобы он все мог вспомнить потом».

И даровали ему Эоны забвение полное на все время пребывания в Хаосе. А когда исполнились сроки и начался для него новый подъем в верха, вспомнил голубой Арлег всю свою жизнь, все великое и прекрасное, что совершил он в прошлом. 


Содержание

 
 
ancient_symbols

18. Экспедиция Аранов

В палящий знойный день по пескам пустыни мчался отряд рыцарей. С раннего утра, без отдыха, не слезая с коней, мчались они со спешным поручением и страшно устали. Давило их тяжелое вооружение и мучила жажда. День был необычайно душен и жарок. К вечеру им показалось, что у них не хватит сил доехать до места назначения, но вдали уже виднелся оазис. Рыцари направились к нему и расположились на берегу источника. Едва успели они раскинуть лагерь, как часовые уведомили их о приближении сарацин. Рыцари должны были надеть доспехи, чтобы встретить врагов.

Приблизившиеся сарацины выслали парламентеров, и те сказали рыцарям: «Вы прибыли сюда раньше нас и напились воды. Справедливо ли будет вступить в бой с нами, падающими от жажды? Уступите нам половину оазиса на эту ночь, а утром мы сразимся».

Рыцари уступили сарацинам половину оазиса. Они поставили многочисленных часовых на случай внезапного нападения, и в центре лагеря далеко за полночь шел совет вождей. Один из присутствующих на совете рыцарей почувствовал неодолимое желание спать и, извинившись перед товарищами, ушел в свою палатку. Он скоро заснул и увидел себя перенесенным в древний Египет в один из храмов, где глубокой ночью происходило совещание жрецов. Он находился среди жрецов, но его сильно клонило ко сну. Он извинился перед жрецами, вошел в соседнюю залу, лег на скамейку, заснул и увидел странный сон.

Ему снилось, что он находится в космосе Аранов, и до этого космоса донеслась весть, что духи одной из бесконечностей решили переселиться в другую населенную бесконечность, силой овладев ею и изгнав из нее живущих в ней духов. Говорили прибывшие к Аранам послы, что силы нападающих велики, что вряд ли удастся им отстоять свой космос от грозящего нападения. И просили они помощи у Аранов. Решили помочь им Араны и пригласили в свой отряд двух духов Познания и двух духов Силы. Оставив в своем космосе только тех, кто должен был охранять границы от духов, элементы Хаоса в себе таящих, Араны во главе с Элора помчались на помощь духам, которым грозило нападение.

Мчатся Араны через межкосмические пространства, пролетают мимо гигантских космосов, мчатся в бесконечность далекую. Вот летит навстречу им отряд духов из бесконечности, которую им защищать придется, чтобы им путь показать. А вот и сама бесконечность. Странной она показалась Аранам. Испытывают они жар невероятный, душно им в этой бесконечности, где даже космосы подвижными были. Все больше охватывает их чувство усталости, тяжести, все труднее лететь от жары непереносимой. Но командует Элора — «Вперед!» — и уже изнемогавший отряд с новыми силами устремляется вперед.

Наконец, достигли они пределов этой бесконечности, и потянулись перед ними границы её. Видят Араны перед собой как бы стену, из первозданного Хаоса состоящую. Бушует Хаос стихийными силами, гигантскими пожарами, невероятными смерчами и ураганами, потопами и водопадами… Не пройдут здесь духи, напасть желающие — и дальше летят Араны вдоль границы, Хаосом охраняемой. Слабеют их силы, а спешить надо, чтобы успеть предупредить нападение.

И вот перед ними как бы внезапно разверзся, раскрылся Хаос. Видят они необъятную ледяную равнину, точно гладь замерзшего озера, по которой могут пройти нападающие, и решают Араны здесь раскинуть стан свой. Протянулся их стан от края и до края озера ледяного, проход загораживая и, расставив сторожевые отряды, решили остальные отдохнуть, чтобы к бою грядущему приготовиться.

Проходит время, и доносят сторожевые пикеты, что далеко впереди показались какие-то странные духи, лярв нашей бесконечности напоминающие, только более сильные и безобразные. Едва прозвучало это сообщение, как новые известия говорят о приближении главных сил наступающей армии. Идут могучие духи, но видно — утомлены они путем далеким; изнемогая подходят они, но все же грозной силой являются.

Приблизились нападающие, остановились и выслали парламентеров. Вышли парламентеры и от Аранов. Говорят пришедшие: «Вы давно уже здесь, отдохнуть успели, а мы измучены дорогой. Справедливо ли было бы вам напасть на нас в неравных условиях? Дайте нам возможность отдохнуть, и тогда мы сразимся».

Решили Араны отступить немного, чтобы дать возможность и пришельцам раскинуть свой лагерь. Стали две армии своими станами друг против друга.

Через некоторое время строятся к бою отдохнувшие противники. Араны первыми устремляются на пришельцев, атакуя их ряды. Близки уже нападающие к враждебному строю, когда из рядов пришедшей армии выступают духи, на Нирванид похожие. В руках у них щиты громадные. Все ближе к ним Араны, вот уже совсем около… Видят они перед собой гигантские зеркала щитов, к ним повернутые. И увидели Араны в этих щитах миры высокие и свой в этих мирах грядущий подъем, величие их ожидающее и славу необъятную… И видя это, бросался Аран к щиту и исчезал в нем, во внутрь его погружаясь.

Один за другим бросались Араны в щиты, уходили в них и исчезали. Все меньше становилось Аранов, таяли их силы… Вот уже немного их, и обратились тогда оставшиеся к Элора, что надо прибегнуть к магизму, раз пришельцы к нему прибегли. Отказался Элора. Тогда собрались вместе оставшиеся Араны и запели свой гимн Великому Богу… Подобно всесокрушающему потоку хлынули звуки могучего гимна на враждебную армию духов, и как завороженные, как зачарованные, бросая свои ряды, кидались пришельцы туда, где гремел хор Аранов. Забыв все, толпились они вокруг поющих. Тогда часть Аранов бросилась к духам, щиты державшим, и напала на них. И когда с невероятной силой обрушивался меч Арана на щит и вдребезги разбивал его — покрывался весь щит и дух, державший его, кровью, а из щита выходил ушедший туда Аран. Каждый вышедший из щита Аран был исполнен стремлением к борьбе и сейчас же кидался в бой. Скоро по всему фронту кипело сражение, и все ожесточеннее, все мощнее сражались бойцы. Все более тяжелые раны наносили они друг другу, и каждая рана все дальше и дальше отодвигала возможность спасения для сражающихся…

Текло время, и не было исхода, ибо не видели исхода сражавшиеся и не считали возможным прекратить борьбу. А борьба все разгоралась и разгоралась, и творилось непоправимое зло, ибо не было выхода из создавшегося положения. Все время наблюдали два Духа Познания за происходящим, но внезапно исчезли. Они полетели туда, где протекает от Великого Бога изливающаяся великая Серебряно-Голубая Река, на границах Бездны текущая, обтекающая все космосы, где творится непоправимое зло. Между тем все ожесточеннее, все сильнее кипела борьба…

Но вот, заструились вокруг сражающихся голубые ручьи. Все выше, все мощнее заливают струи Голубого Потока поле битвы и бойцов, все выше их уровень. Наконец сомкнулась голубая поверхность и покрыла собой боровшихся, плещутся только голубые волны. Еще немного, и спадать стал уровень… все ниже и ниже… и нет Голубой Реки. Простирается голубое поле и две армии стоят, готовые к бою.

Вышли вперед и первыми бросились Араны в бой, а навстречу им показались из рядов враждебной рати духи, похожие на Нирванид. В руках их были щиты, которые они направили на Аранов. Совсем уже близко Араны, и в это время поворачивают внезапно щиты, державшие их, тыльной стороной к Аранам. Остановились Араны, а пришельцы выслали парламентеров. Выслали парламентеров и Араны. Долго обсуждают духи положение и решают вопрос так: часть духов-пришельцев, которым негде поместиться в их вселенной, войдет в новую, защищаемую Аранами бесконечность, так как для них можно найти место, не причиняя никому вреда, а остальные должны возвратиться в свою бесконечность. Расступились Араны, пропуская тех, кому должно было пройти, и снова сомкнулись, преграждая путь остальным.

И все же, пока не ушли пришельцы, Араны не считали возможным оставить защищаемую ими бесконечность без охраны и не снимали своего ограждающего стана. Но росла в них мысль: не вечно же им так стоять, надо найти какой-то выход, ибо не уходили многие из пришельцев, бродя около, и не были уверены в них Араны…

Тогда два духа Силы отправились в путь и привели двух Стражей Порога. Они поставили их на льду озера и заявили Аранам, что они могут теперь уходить. Странным показалось Аранам, что духи Познания считают достаточным для охраны всей бесконечности только двух Стражей Порога, там, где целый космос держал свою стражу, поэтому задержались они отлетом, чтобы посмотреть, что из этого выйдет.

Увидели они, что бродят духи-пришельцы по замерзшему озеру, заглядывают в недоступную для них бесконечность и, видимо, не прочь туда пробраться. Но всякий раз, как пытаются пришельцы туда заглянуть — удваиваются, учетверяются, тысячекратно умножаются Стражи Порога, и не могут пришельцы не только проникнуть, но даже заглянуть через возникающую перед ними стену Стражей Порога…

Тогда успокоенные вернулись Араны в свой космос. 


Содержание

 
 
ancient_symbols

17. Копье Лонгина

Там, куда не доходит свет наших звезд, находятся три гигантских шара холодного огня. Вокруг них описывают орбиты мириады солнц. И нет там ночи, и светла и ясна там атмосфера, ибо огонь, материю тех миров составляющий, — не жгущий, всепроникающий, не заимствованный, самосветящийся, без точных границ, всеочищающий; и вечно сверкает он своими ровными, спокойными многоцветными красками, отдаленно наше северное сияние напоминающими. И огонь этот считается там измерением.

Тела обитателей этих шаров сотканы из того же огня. Поэтому полны они духовного тепла, ясности, спокойствия, света, духовной мощи, порыва. Активнейшие из активных этих существ, обладая глубочайшими познаниями природных сил своего космоса, силы эти на служение обитателям своего космоса направляют и с помощью их легко удовлетворяют свои потребности, состоящие в красоте, гармонии, ароматах, познании.

Вестники, Звезды Знания, Маги Стихийных Сил всегда находятся в контакте с космическими силами. Другие духи выделяют из своих рядов Легов — водителей планет, Легов туманностей, Легов потухших солнц, Магов Стихии Смерти. Их социальная жизнь пронизана миром и благоволением; устройство их общества основано на взаимопомощи и солидарности. Там нет власти, нет зла, нет и безобразия. Только степени красоты и степени добра найти там можно. Но встречается изредка безразличие, часто добро и сверхдобро. Самым сильным злом там является молчание в ответ на призыв о помощи; и мистической дружбой соединены духи этого космоса. Поскольку там нет нашей земной материальности, то они могут сообщаться между собой только при помощи особой эманации и путем чтения мыслей. И эта огненная эманация, как бы стоящая за спиной Легов, дала людям повод изображать их с крыльями. А жизнь их преломляется в земном сознании как пребывание под кущами райских садов… И все на этих шарах соткано из огня — и тела растений, и тела животных. Из этого же холодного огня строят Леги и свои жилища, свои чудные дворцы, переливающиеся всеми цветами радуги, и в них протекает их жизнь, вся пронизанная тоской и стремлением к высшим сферам…

Их беспокоят вопросы — почему существует неравенство в космосах и не перейдет ли оно в равенство во времени, а если перейдет — то где и когда? Что называется «добром» у Элоимов? Они пытаются понять и познать телесную и духовную структуру других космосов и их работу, а также приобщить других духов к своему знанию, чтобы и они, подобно Легам, видели работу существ других миров. И все они постоянно помощью другим духам заняты. И как это ни кажется нам странным, но и «смерть», Легами Стихии Смерти несомая, становится там безусловным добром, как ответ на призыв о помощи.

Но возможен был оттуда и переход в Тёмное Царство — достаточно неправду помыслить, как он становился совершившимся.

Иногда как бы веяние какое-то среди Легов проносилось, и собираются они тогда в свою гигантскую могучую хорею: раз в год, равный 800 земным годам, собираются они вместе, чтобы в общем порыве всем космосом к верхам подняться. Тогда Тёмные, узнав о том, что происходит в космосе Легов, бросаются туда, чтобы ворваться в эту хорею, соединиться с ней и мощью общего порыва в верха прорваться. И вот, что произошло в последний раз, когда собралась эта хорея. Едва начали подниматься Леги, как Светозарные, Князья Тьмы, тёмный Арлег и стихийные силы обрушились на них. Но их встретили стоявшие вокруг хореи Тамплиеры, лицом обращенные к внешнему миру, и отбросили тёмные полчища. А Маги Стихийных Сил, расположившись крестообразно внутри гигантского круга хореи, встретили нападение прорвавшихся стихийных сил, направив стихию огня на стихию воды, а затем стихия воздуха унесла образовавшиеся пары, — и таким образом Леги противостояли нападению.

Все выше и выше поднималась хорея, и вступила она в полосу непроглядных туманов. Где-то блуждали огоньки, вспыхивали в разных местах радуги, как бы стараясь сбить с пути Легов. Но все было предусмотрено Звездами Знания, и неуклонно продолжала свое восхождение хорея Легов.

Уже врубились передовые отряды Тамплиеров в магический пояс мистических комет, разрубили они его, и хорея готова была проникнуть в арлеговский космос. Торжествуя шли впереди Звезды Знания, когда навстречу им, преграждая дорогу, выступили Арлегины… И в недоумении остановились Тамплиеры, Проводники Света, опустились их мечи перед теми, в ком узнали они как бы отблеск своих мистических роз, и отступили в смущении, не зная, что делать. Не знали, что делать, и Звезды Знания, ибо этого не предвидели они. И вновь замкнулся круг мистических комет, и разбитой, с тяжелыми ранами опустилась хорея в свой космос. Страшный упадок энергии, уныние охватило Легов.

«Тысячи раз, — говорили они, — из года в год повторяем мы нашу попытку, но как и раньше, так и теперь, когда, казалось, все было предусмотрено, мы терпим неудачу. Да стоит ли подъем такого напряжения, тех усилий, которые мы на него затрачиваем? Путь до Элоима велик и тяжел. Невероятно скучно ожидание конца, может быть, бесконечно придется нам продолжать наши попытки. Значит, надо остаться здесь и не двигаться!»

«Любоваться друг на друга? Какая нелепость! Успокоиться? Зажить жизнью нашего космоса? Как глупо и как скучно! Одно остается: уйти, выселиться… Но куда? Мы в своем стремлении покинуть наш космос исследовали и изведали, казалось, все, и Эгрегор не хочет нашего выселения. Остается последнее средство: послать новых разведчиков в межкосмические пространства, пусть там они спросят у духов — не существует ли космоса, нам оставшегося неизвестным, в котором могли бы мы найти то, чего нам здесь не хватает!»

И они послали разведчиков в межкосмическое пространство. Многих духов расспрашивали те, и ничего они не могли узнать нового. Но вот они увидели, что мимо них с несказанной быстротой несется космос, представляющий из себя 343 ледяных горы, цепями скованных, и по этим горам и над ними носятся странные духи, веселые и радостные. Задали им свой вопрос Леги, и промчался мимо них с быстротой молнии этот космос, но странные духи успели указать им направление. В смущении остановились Леги, когда увидели они, куда вел путь, странными духами указанный, ибо вел он в Тёмное Царство…

Возвратились они в свой космос и рассказали там о своих вопросах и об ответе, от странных духов полученном. И часть Легов все же решила лететь туда, куда показали духи Ледяных Гор. И понеслись они через межкосмические пространства все дальше и дальше.

Долетели до Тёмного Царства и спросили у духов тьмы: «Что лежит за пределами вашего Космоса?»

Ответили духи Тьмы: «Там лежит Ничто».

Вновь спросили Леги — «А что лежит за границей Ничто?»

Отвечали Тёмные: — «Некоторые из нас пытались проникнуть за границу Ничто, они окутывали себя мглой, чтобы не могло поглотить их Ничто, и устремлялись в него, но никто из них не вернулся».

Тогда решили Леги последовать примеру Тёмных — окутались мглой и ринулись в Ничто. Долго летели они, а Ничто постепенно растворяло защищавшую их мглу. И почувствовали они, что мало мглы остается, так мало, что не хватит и на обратный путь… Но ничего не было видно впереди, и все летели они дальше, и почти кончался запас мглы, захваченной ими.

Но вот, как бы гигантская стена непроходимая развернулась перед ними, и они полетели вдоль нее, и долго еще летели, пока раскрылись перед ними ворота, и они проникли в область, за Ничто лежащую. И вновь потянулся орос, в котором они никого не встречали, но все дальше летели они… Наконец, донесся до них отзвук жизни какого-то неизвестного космоса. Они направились туда, и вскоре сам космос развернулся перед ними.

Странное зрелище представляли собой его обитатели. Большей частью своей это были чарны — животные Мира Эгрегоров. Но, кроме них, там были духи самых разнообразных форм и ступеней. Были Стихийные духи, духи Безумия, Леги, давно улетевшие, о которых даже память исчезла в их космосе; были Арлеги-Сатлы, тёмные Арлеги, Князья Тьмы и Араны; были там неведомые духи… И все это кипело и бурлило в каком-то водовороте, среди которого каждый желал только своего, к чему-то своему стремился, на других внимания не обращая. Словно хаос воль царствовал там и, так как не было никакого порядка, никакой гармонии, то не было и подъема, а одна только распря за мнимые желания.

Заговорили прибывшие о том, что иначе жизнь устроить надо — порядок, гармонию ввести, и возможным станет тогда подъем.

Тёмные Арлеги тотчас же заявили, что берут на себя водворение порядка и сделают это легко и быстро, как только все духи власть их признают. При помощи власти они гармонизируют космос и дадут возможность всем чего-нибудь добиться. Но возражали Светлые духи, что никогда не подчинятся они власти Тёмного и будут бороться, хотя бы меньшинство на их стороне находилось…

На своем стоял тёмный Арлег, и собрал он массу сторонников. А Светлые и часть чарн объединились вокруг прилетевших, и выстроились друг против друга обе рати. И вот готов был уже закипеть бой, когда…

В один из жарких летних дней, когда солнце уже близилось к закату, по улице одного из приморских городов Палестины шли два римских воина. Срок их службы в Провинции окончился, и они должны были покинуть Палестину, чтобы отправиться на родину в Италию. Им страшно хотелось пить, тем более, что встретившиеся им на пути таверны напоминали о том, что у них нет ни гроша в кармане. Последнее обстоятельство, наряду с жарой и все возраставшей жаждой, понижало их настроение, и они жаловались друг другу на свою жизнь, на тяжелую службу. Один из них, сотник Лонгин, сетуя на трудность службы, говорил, что с некоторых пор даже привычное копьё стало ему тяжело, трудно стало нести его на плече. Другой сочувствовал, и оба они медленно шли по городу с унылым видом, не зная что предпринять, когда из-за угла им навстречу вышли два воина, — один белый, другой чёрный, похоже, только что прибывшие из Италии. Увидев Лонгина с его спутником, они направились к ним и просили их помочь ориентироваться в новом для них городе, в частности указать, где бы можно было выпить и отдохнуть. Лонгин со своим товарищем рассказали все, что хотели встретившиеся, и сделали попытку продолжать путь. Тогда один из встречных заявил, что, конечно, Лонгин и его товарищ не откажутся выпить с ними за компанию, причем на указание последнего, что у них нет денег, чёрный воин рассмеялся, сказав, что это пустяки.

Вчетвером они зашли в ближайшую таверну. Таверна была пуста, и хозяин, собравшийся было её закрывать, довольно грубо отказал посетителям. Но чёрный воин подошел к нему, как-то странно посмотрел на него и повторил свою просьбу… и сейчас же заторопился хозяин. Через несколько мгновений они уже сидели, разговаривали и пили вино.

Вскоре стёмнело, и в сумерках слабым светом засветилось вдруг острие копья Лонгина, но никто не обратил на это внимания из беседовавших. Лонгин только сказал, что с некоторых пор он чувствует, как его копьё стало тяжелее, а, может быть, это он сам стал слабее; во всяком случае, это копьё уже не по его руке… Чёрный воин как будто удивился и заявил, что, как это ни странно, но и его копьё ему не нравится, так как оно слишком легко. И предложил Лонгину на память о знакомстве поменяться копьями, на что Лонгин согласился. К этому времени совсем стёмнело, и поскольку вино уже было выпито, то они расплатились и вышли. Чёрный воин взял копьё Лонгина, и они расстались.

Чёрный и Белый молча шли, как вдруг Чёрный остановился и сказал: «Копьё слишком тяжело… не могу нести!»

«Дай его мне», — предложил Белый и взял копьё. Но через несколько шагов и он должен был остановиться, ибо и для него копьё оказалось не по силам.

«Зайдем тут поблизости к одному из наших», — предложил тогда Чёрный.

«Хорошо, — отвечал Белый, — но только я не пойду один». И в тот же миг рядом с ним выросла гигантская светлая фигура.

Они втроем постучались в расположенный поблизости дом, где жил тёмный Арлег, и вошли. Когда они объяснили, в чем дело, хозяин сказал: «Дай мне это копьё, чтобы бороться со мглой и Духами Бешенства».

Он взял копьё, но с невероятной силой копьё тянуло его вниз. И сказал тогда вошедший с ними Светозарный: «Отдай его мне, чтобы бороться с тьмой и злом». Он протянул руку, взял копьё, но не смог его удержать, потому что оно, казалось, рвалось из его рук.

Внезапно среди них появилась исполинская фигура Арана.

«Копьё нужно нам, — сказал он, — ибо мы боремся за Христа».

И когда Аран беспрепятственно взял в руки копьё Лонгина, оно потянуло его вверх, и, следуя за ним, все выше и выше стал подниматься Аран. Он пронесся сквозь космос Легов, поднялся над Арлегами, пролетел космос Аранов и в космосе Отблесков, где остановилось стремление копья, он передал его Элора. И снова, теперь уже в руках Элора, копьё устремилось вперед, увлекая за собой его и 14 сильнейших Аранов. С невероятной быстротой, превышающей быстроту мысли, понесся отряд за копьём…

Два воинства в космосе чарн стояли друг против друга, готовые броситься в сражение, когда перед ними внезапно явились Элора и 14 Аранов. Увидев их, самый могучий из тёмных Арлегов обратился к Элора и сказал: «Я узнаю тебя. Но зачем ты здесь? Ведь все равно мы сильнее, и одолеем вас!»

Но указал ему Элора, что далеко не так бесспорна победа тёмных Арлегов, как они думают. Во всяком случае, борьба будет невероятно долгой и тяжелой. Так говорили они между собой и долго не могли ни к чему прийти, и каждую минуту готова была начаться битва, когда Элора поднял Копьё и ударил Им в ауру космоса чарн. Вспыхнула аура, словно раскрылось небо, и раздался Голос, произнесший: «Князья царствуют над народами и вельможи господствуют над ними, а между вами да не будет так…»

И совершилось неожиданное. Все духи осознали смысл этих слов. И тотчас же самые могучие из Тёмных стали рядом с самыми слабыми и ничтожными, чтобы служить и помогать им. И гармония воцарилась в космосе… Но когда Элора вернулся в свой космос, Копьё потянуло вниз, и Элора передал его Намарре. Но оно продолжало тянуть вниз, и Намарра передал его Михаилу, у которого оно успокоилось в его руке. А когда Копьё потребуется здесь, на Земле, Михаил передаст его Тамплиерам. 


Содержание



 
 
ancient_symbols

16. Сошествие Христа во ад

В начале Великий бог наполнял все, но потом Он отодвинулся, и возникла пустота, образовавшая ряд бесконечностей. И ринулись от Великого Бога в пустоту снопы больших и малых лучей, рассыпались они золотым дождем звездным, образуя сферу для космоса Ра, и шли дальше. Большие лучи дошли до пределов первой бесконечности и на границе её разлились Океаном Сверкающим. Очень ослабевшими дошли до пределов её лучи малые и пошли прерывисто, то вспыхивая, то угасая. Так перешли они область первых лучей и разлились Морем Блестящим на границе второй бесконечности. Изошла тогда от Великого Бога эманация, и наполнила она Океан Сверкающий и Море Блестящее, но не выдержала часть Моря Блестящего и рухнула, задержавшись у пределов Бездны, образовав третью бесконечность. И все несовершеннее и несовершеннее становились бесконечности по мере удаления от Великого Бога, так как отдаление создает несовершенство, а несовершенством является все, что не является первоисточником.

Так как все, исходящее от Великого Бога, несет в себе жизнь, то возникли в Океане Сверкающем и в Море Блестящем Элоимы. И когда доходил до них призыв Бога Великого, то шли один Элоим Верха и один Элоим Низа, всегда попарно, в бесконечности и творили там вселенные, наполняя пустоту тем несовершенством, которое выделяли из себя, потому что они не могли творить себя совершенных.

Два самых сильных Элоима долго и напряженно ждали от Великого Бога призыва идти на дело творчества. Они наблюдали творчество других Элоимов, и что-то вроде критики поднималось в них.

Говорили они: «Не следует творить, выделяя из себя несовершенство, его самим изживать надо. Создавать же следует только свое тождество. Если нельзя сделать этого, то не лучше ли создать возможное совершенство, а несовершенное да изживется Творцом!»

Хотя и не получили они призыва от Великого Бога, но так как не было от него и запрещения, то решили они самостоятельно отправиться на творческую работу. И увидели они, что все пустоты как первой, так и второй бесконечности, были заняты вселенными сотворенными, создающимися или в потенции находящимися. Тогда опустились они в третью бесконечность и там, на границе Бездны, найдя свободное место, принялись за творчество. И выделили они свое совершенство, создав почти совершенные существа — Светлых духов. А так как творчество происходило на границе Бездны, то элементы её вошли в сотворенных.

Но не потерпели в себе элементов Бездны духи Светлые и выбросили их из себя. Превратились тогда элементы Бездны в духов Бездны и попытались вернуться к Светлым духам, ибо прекрасными показались им эти духи, но отпор получили они: не пожелали их принять Светлые духи.

Страшное недовольство, злоба и ненависть охватили тогда духов Бездны. Превратились они в духов Бешенства и вновь ринулись на Светлых духов. Но замкнули духи Светлые круг магический, и с такой силой были отброшены духи Бешенства, что разлетелись они далеко за пределы своей вселенной. И все же остались какие-то связи, как бы нити протянулись между духами Бешенства и духами Светлыми, хотя и не осталось между ними ничего общего. Почти все космосы отказались принять духов Бешенства, приняли их к себе только духи Безумия, Тёмное Царство и мир чарн.

Скоро, однако, осознали Светозарные всю опасность пребывания духов Бешенства в Тёмном Царстве. Неукротимыми становились те тёмные Леги и Князья Тьмы, с которыми соединялись духи Бешенства. Решили тогда тёмные Арлеги использовать силу ненависти духов Бешенства к Элоиму в своей борьбе против Элоима нашей вселенной и предложили им стать оградой Тёмного Царства.

Согласились духи Бешенства и стали они Вратами Адовыми.

Когда Христос совершил на Земле все, что надлежало совершить, и дух Его покинул тело оставшегося на кресте человека, то Он пошел в ад, чтобы вывести оттуда души. Знали об этом тёмные Арлеги и все Тёмное Царство. И собрали они все свои силы, чтобы загородить Ему дорогу.

Один шел Христос, но спешили уже к Нему на помощь отряды Легов во главе с Михаилом, Арлеги во главе с Намаррой, и близились Араны с Элора. Отступили Тёмные, желая опереться на Врата Ада и ввести в бой свою главную силу — духов Бешенства. Расступились их отряды, и духи Бешенства оказались перед светлым воинством.

Раздалась тогда команда Михаила: «Назад!» И отступили Леги. Скомандовал Намарра: «Назад!» И отступили Арлеги. Командует Элора: «Назад!» Колеблются Араны, но отступают. И тогда духи Силы бросаются на Врата Ада и сокрушают их в Бездну.

Отступает тёмное воинство перед благословляющим всех Христом. И падают перед Ним лярвы, не видя его. Только просветленные уже лярвы видят Его благословение, и тотчас же летят вестниками впереди светлой рати.

Вступает Христос в первый круг ада, где находятся язычники, не знавшие светлой вести Спасителя, — философы, художники, пророки… Выступил навстречу Христу Светозарный, принявший вид Сатанаила, и спросил его:

«Зачем пришел Ты сюда? Не знали Тебя эти люди, принявшие мою власть и славу! Не нуждаются в Тебе их души: все лучшее для них здесь. Добровольно они признали меня — здесь моя правда! Уходи!»

«Правду сказал ты, что не знали они Моего учения, — ответил Христос, — но теперь и они могут выбрать, поскольку всегда остается свобода выбора у человека!»

Обратился тёмный Арлег к своим пленникам и спросил их: «Зачем вам уходить? Вам всегда хорошо со мной было. Все, что вы любили при жизни, осталось здесь с вами, и со мною разделяете вы мою власть над миром тёмным!»

А Христос спросил: «Хотите ли вы идти за Мною в космосы, проповедуя и творя добро, любовь и самопожертвование?» Благословил он их, и пошли к нему все, в первом круге находившиеся. Вывели их из ада Леги и ушли вместе с ними.

Вступил Христос в следующий круг, где находились всевозможные грешники. Выстроились перед ними полчища тёмных Легов, но идет спокойно на них Христос, и опять выступает ему навстречу гигант Светозарный со словами: «Нечего делать Тебе среди этих! Мне они принадлежат, потому что они зло творили!»

И опять отвечает Христос: «Мгновением была их жизнь, и не ведали они, что творили».

«А не все ли равно, — возражает Светозарный, — ведали они или — нет? Ведь творили!»

«Нет, не все это равно», — отвечает Христос.

И снова говорит Светозарный: «Но ведь Ты допустил их карму!»

И отвечает Христос: «Различай карму и суд Мой: по карме нет прощения, по суду Моему — всепрощение».

Благословил Христос и этих грешников, и Арлеги вывели их из ада.

И снова отступили Тёмные. А Христос дальше идет со Светлыми духами через пропасти и высоты. И снова Князья Тьмы готовятся к сражению, но вступает Христос с Аранами в круг богохульников и атеистов, и опять предстает перед ним еще более мощный Светозарный, говоря: «Что Тебе надобно здесь? Ведь здесь только мои, потому что все, что от них происходило — воистину злом несказанным было!»

Но ответил ему Христос: «Не ведали они, что творят, и не должно быть злобы на них, когда они умерли!» И сказал Он Элора, чтобы вывели их Араны, но отказались Араны, объяснив: «Не можем мы брать к себе этих людей, потому что их бог — Хаос, а мы поклялись не пропускать к себе слуг Хаоса!» Но благословил Христос богохульников и атеистов, и вывели их из ада духи Познания.

Еще ниже спустился Христос, туда, где предатели и клятвопреступники находились, и новый, еще более мощный Светозарный заступил ему путь, говоря: «Здесь и Ты ничего поделать не сможешь, потому что суд Твой и карма — одно есть. Нет оправдания тому, что делали эти люди!»

И ответил ему Христос: «Прав ты, что нельзя их оправдать, но можно пожалеть и простить их». И благословил Он клятвопреступников и предателей, мучившихся в этом кругу ада, а духи Гармонии вывели их к свету.

Уже совсем один вступил Христос в тот круг, где находились мучители стран и народов вместе с Иудой и Иродиадой. И усмехнулся Светозарный, спросив Христа: «Неужто и этих ты хочешь жалеть? Нельзя их прощать!»

Но ответил ему кратко Христос: «Любовь не знает слова „нельзя"…»

Иродиада же, увидев Христа, закрыла лицо руками, воскликнув: «Горе мне! Где найду я спасенье?» Но рядом с ней появился Иоанн и благословил её.

Увидел это Иуда, возрадовался и сказал: «Хорошо, что спаслась она, и только один я буду терпеть свои вечные муки! Никогда ничего я не смогу забыть!» Но к нему подошел в это время Христос, обнял его, поцеловал и заплакал, сказав: «Забудь! И пусть отныне горем твоим будет только горе других людей!» И Силы вывели Иродиаду и Иуду из пределов ада.

И когда увидели это чудо прощения духи Тёмного Царства, произошло в их рядах замешательство, и многие из них воскликнули: «Если даже эти прощены, значит, спасение возможно и для нас!» И, покинув ряды тёмного воинства, они сплотились вокруг Христа, готовые защищать Его от своих же собратьев. Бросилось на них оставшееся тёмное войско, но тут между двумя ратями начали падать звезды, огненные цветы, чаши, колеса, глаза, кресты, радуги, и как бы огненную защиту образовали они, став гигантской ладонью, отодвинув Тёмных к границам Бездны. А Христос вышел из ада и вывел вместе с собой пятую часть воинства Тёмного Царства.

И происшедшее отразилось во всех макрокосмах, везде, где не потускнели зеркала…


Содержание

 
 
ancient_symbols

15. Голубой арлег

Некогда жили в Египте два военачальника. Оба они были посвящены в тайны высокой религии жрецов, и тесная дружба связывала их. А у фараона, царствовавшего тогда над Египтом, была дочь, слава о красоте которой далеко разнеслась за пределами их страны. И вот однажды эти военачальники увидали её и оба влюбились, ни слова не сказав об этом друг другу. Чтобы заслужить благосклонность принцессы, один из них собрал большое войско и во главе его отразил набег кочевников, часто в то время беспокоивших страну. Победителем явился он во дворец, открылся принцессе и просил её руку и сердце, и получил отказ.

Второй вошел в коллегию жрецов и сумел искусными переговорами склонить её на сторону царствующей династии, чем укрепил положение в стране. Он также явился во дворец, открылся принцессе и также получил отказ. Принцесса вскоре вышла замуж за того, кого она полюбила, а между двумя воинами возникла с тех пор неприязнь. Долго, пока длилась их жизнь, длилась их неприязнь друг к другу. Они были почти ровесниками, одновременно состарились, и одновременно стала приближаться к ним смерть. И оба они сознали, как мелко и недостойно их было то чувство вражды, которое они питали друг к другу почти всю жизнь. Они примирились, и в них вспыхнула жажда подвига, жажда чем-либо великим загладить волновавшее их недостойное чувство. Они умерли почти в одно время с желанием искупительного подвига и встретились после смерти в космосе Легов в золотых доспехах.

Однажды в космос Легов в золотых доспехах прилетели Леги в голубых доспехах. На собрании присутствовали и оба воина. Но вдруг они заметили, что вне космоса какой-то гигантский и, очевидно, чрезвычайно могучий тёмный Лег напряженно прислушивается к тому, что говорилось на собрании. Весь он был окутан густой мглой, и только уши остались у него свободными от мглы. И так напряженно, так настойчиво прислушивался тёмный Лег, что воинам представилось достойной задачей помочь ему освободиться от окутывающей его мглы. С просьбой об этом они обратились к Легам в голубых доспехах, и те пригласили тёмного Лега войти в космос Легов в золотых доспехах.

Спрашивают его Леги в голубых доспехах: «Чего ищешь ты, к чему прислушиваешься ты так напряженно?»

Говорит тёмный Лег: «Ищу я возможности от мглы освободиться».

«Зачем тебе это? — спрашивают Леги в голубых доспехах. — Что будешь ты делать, от мглы освободившись?»

Отвечает тёмный Лег: «Освободившись от мглы, я освобожусь от власти Князей Тьмы и тёмных Арлегов, я сам сделаюсь тёмным Арлегом».

«Разве так тяжела ваша участь? — спрашивают Леги в голубых доспехах. — Разве так привлекательно сделаться Князем Тьмы или тёмным Арлегом?»

«Конечно, — отвечает тёмный Лег, — ведь они посылают нас в миры низшие и там мы должны нести тяжелую работу, задерживая население низших космосов в их стремлении к верхам. Мы должны беспрекословно повиноваться Князьям Тьмы и тёмным Арлегам».

«И вы повинуетесь? — спрашивают Леги в голубых доспехах. — Как унизительно! Неужели вы не могли бы восстать против них, чтобы не вести бессмысленной и недостойной работы?»

«Арлеги и Князья Тьмы говорят нам, что мы все боремся с несправедливостью, ведем борьбу против Элоима, чтобы заставить его повелеть пропустить нас к верхам».

«И вы думаете заставить его этим? Как глупо! — сказали Леги в голубых доспехах. — Но что же ты будешь делать, если мы освободим тебя от мглы?»

«Я пойду в Тёмное Царство, чтобы проповедовать там прекращение нашей борьбы с Элоимом, — сказал тёмный Лег, — пойду проповедовать там прекратить творчество зла для обитателей низших миров».

«Как? Разве ты не боишься? Ведь ты будешь один там против Князей и тёмных Арлегов!» — спросили Леги в голубых доспехах.

«И вы думаете, — в свою очередь спросил тёмный Лег, — что я буду молчать из боязни? Как унизительно! Нет, я поведу борьбу за прекращение войны с Элоа. Я буду звать обитателей Тёмного Царства к свету, над злом сияющему…»

Тогда сняли с него мглу Леги в голубых доспехах и окутали его своей голубой дымкой, так что отныне мгла уже не могла пристать к нему, ставшему теперь голубым Легом.

Быстрее молнии понесся голубой Лег через межкосмическое пространство в Тёмное Царство. Вот тьма простерлась вокруг него, а он продолжал лететь все дальше и дальше. Навстречу ему из тьмы выступила фигура летевшего навстречу гиганта.

Обратился к Князю Тьмы голубой Лег: «Скажи, где происходит собрание Светозарных? Мне надо там быть».

«А вот, посмотри, — отвечал Князь Тьмы, — видишь там далеко, далеко видна светлая точка?» — И он указал на блестевшую красным пламенем искру.

Голубой Лег взглянул, и в то же время страшный удар булавы Князя Тьмы обрушился на него, и он почувствовал, что падает, низвергается в неизмеримую глубину… Долго не мог он остановиться, но, наконец, невероятным напряжением ему удалось расправить крылья и задержать падение. Могучим усилием он распахнул гигантские крылья и вынырнул из охватившей его мглы, в которую погрузился. Еще усилие, и он снова на старом месте. Видит — не пристала к нему мгла… Но вдруг услыхал он около себя шепот и понял, что это возникший рядом с ним дух Бешенства настойчиво убеждает его:

«Ударь его! Ударь Князя Тьмы!»

— «Как это глупо!» — сказал голубой Лег и полетел по направлению к красневшей на горизонте искре.

По мере того, как он подвигался вперед, все сильнее и сильнее разгоралась искра, и скоро гигантское красное пламя схватило полгоризонта. В этом могучем пожаре увидел на фоне пламени голубой Лег громадные силуэты собравшихся.

Приветствовали его тёмные Арлеги, говоря: «Привет тебе! Мы принимаем тебя в наше мистическое общение. Отныне ты становишься одним из нас. Ты становишься Арлегом. Мы знаем, что мгла не пристает к тебе, мы слышали, как страшно могуч ты… ты победил даже духа Бешенства!»

И ставший теперь Арлегом голубой стал говорить Светозарным, чтобы они прекратили борьбу с Элоа.

Отвечали тёмные Арлеги: «Нельзя нам изменить наше решение. А кроме того, не можем мы прекратить нашу борьбу, так как потеряет тогда царство наше весь свой смысл».

Но сказал голубой Арлег: «Как глупо! Ведь борьба ваша не трогает Элоа, времени не знающего… Как унизительно! Мы, могучие духи, мучаем и мешаем подниматься слабым духам!»

И продолжал он звать Светозарных к тому, чтобы отныне согласовать свою волю с волей Элоа, чтобы перестали они творить зло в низших космосах. Тогда заявили ему Светозарные, что он идет наперекор всему космосу.

«И так как, — сказали они, — мы не можем враждовать с тобой, ибо нас, Светозарных связывает обязательство никогда не бороться друг с другом, то отлучаем тебя от мистического общения с нами».

И в то же мгновение исчезли все Светозарные из глаз голубого Арлега.

Полетел голубой Арлег по Тёмному Царству, проповедуя отказ от борьбы с Элоа, но мало последователей было у него. Когда же встречал он тёмного Арлега и хотел приблизиться к нему, исчезал тот, и видел голубой Арлег как неудачно дело, им предпринятое. Тогда решил он искать для себя какого-либо великого дела, но не знал, где найти его, и полетел он снова к Легам в голубых доспехах, чтобы спросить у них совета.

Между тем, по-прежнему пребывали два воина в космосе Легов в золотых доспехах, и жажда подвига владела ими. И вот дошла до них весть, что далеко-далеко, в какой-то неведомой вселенной, есть космос чарн — животных мира Эгрегоров. С некоторых пор обнаружилось, что гибель грозит всему их космосу и его обитателям. А так как еще не приблизился к ним час их преображения, то все это задержит их развитие на невероятные времена. Надо что-либо предпринять для спасения их, но что?

И решили два воина, что было бы достойной их задачей найти дорогу к этому космосу, чтобы по этой дороге переселить все население мира чарн в какой-либо другой космос, где могли бы они продолжать и закончить свое развитие. Немедленно принялись они за поиски, и долго безрезультатно искали они… Но вот, наконец, им удалось через области невероятно резких смен тепла и холода найти путь, по которому они и проникли в мир чарн. Стон и жалобы наполнили этот космос, ибо печальную весть принесли туда воины: дорога была так трудна, что нечего было и думать провести по ней всех обитателей космоса чарн.

Нерадостные возвращались в свой космос два воина. И вот, когда они были уже близки к космосу Легов в золотых доспехах, им встретился голубой Арлег, направлявшийся в космос Легов в голубых доспехах. Рассказали ему воины про свою неудачу и решили вместе лететь в космос Легов в голубых доспехах.

Прилетев в космос Легов в голубых доспехах, они рассказали о космосе чарн и спросили, не знают ли Леги в голубых доспехах как можно помочь населению этого космоса. Отвечали Леги в голубых доспехах, что они знают, как можно помочь, но бесполезно говорить об этом, потому как средство это так трудно и тяжело, что все равно из этого ничего не выйдет.

Но так как воины и голубой Арлег продолжали настаивать, то Леги в голубых доспехах сказали им наконец:

«Чтобы спасти космос чарн, надо, чтобы нашелся дух, готовый на страшную жертву: он должен позволить вковать себя в дно космоса чарн. Но при этом его, как свободного духа, ждет почти полное уничтожение… Все забудет он, все оставит он — все свое развитие, все свои достижения, и должен будет слиться навеки с материей. Даже индивидуальность свою забудет он. Но, будучи вкован в материю дна, он свяжет её, ибо дно распадается в силу того, что ушли из него духи, его державшие».

Заявил голубой Арлег, что он готов и хочет, чтобы его вковали в дно космоса. Стали тогда, жалея, отговаривать его Леги в голубых доспехах, говоря:

«Зачем тебе непременно стремиться к этому? Много великого и прекрасного сможешь ты совершить кроме этого, а ведь здесь тебя ждет уничтожение навеки. Много славных подвигов сможешь ты еще совершить…»

«Как! — воскликнул голубой Арлег. — Я должен искать чего-то и где-то, когда помощь моя нужна здесь! Как унизительно! Нет, здесь моя помощь послужит на благо, и да будет так!»

Но продолжали его отговаривать Леги в голубых доспехах.

«Мало твоего желания, — говорили они, — надо, чтобы хватило силы. Только очень могучий дух сможет держать материю дна».

Тогда, вместо ответа, голубой Арлег взялся за космос Легов в голубых доспехах и приподнял его. Поразились такой неимоверной силе Леги в голубых доспехах и не могли уже ничего возразить голубому Арлегу. Вместе отправились они в космос чарн и, когда прилетели туда, нашли там ликование и радость, ибо весть о спасении их космоса долетела до них. И Леги в голубых доспехах разостлали свои голубые плащи, а голубой Арлег распростерся на них, и тысячепудовыми молотами вковали его в дно космоса, связав громадными цепями вбили его в материю.

А в мирах и веках понеслась слава о подвиге голубого Арлега. Прогремела слава о нем, и говорили духи, что никогда не забудут о его великой жертве, и, пока сохранится вселенная, будут они о нем помнить…


Содержание

 
 
 
ancient_symbols

14. Два тёмных арлега-крестоносца

Жили однажды на Земле два Светозарных, ушедших с Христом из ада. Один из них решил найти учеников Христа, которые знали бы различие между добром и злом, и слушаться их во всем — и в целях и в путях. Другой решил, что цель привлечения возможно большего числа людей к учению велика и прекрасна, что к ней надо идти тем путем, который он найдет наиболее целесообразным.

Первый стал отшельником в Фиваидской пустыне в Египте, затем жил как проповедник учения Христа в одной из северных стран — в стране Геттов (старая Бавария), затем, как великий ученый в Риме, затем, как рыцарь Ордена Тамплиеров.

Второй был монахом, который приказывает и повинуется не рассуждая, затем римским папой, потом инквизитором и, наконец, князем Церкви.

Рыцарь Тамплиер возвращается со своим отрядом из Палестины, покрытый громкой славой. Он узнает, что в его отсутствие вернулась в свой замок, расположенный неподалеку от его замка, одна графиня, ранее здесь не жившая. Графиня славилась своей красотой.

Рыцарь отправляется со своей свитой ей представиться.

Одновременно в замок графини является и прелат со своими монахами служить молебен по случаю её возвращения. Два тёмных Арлега встречаются и узнают друг друга. Им были отведены комнаты рядом и, удалившись в них вечером, они вступили в разговор, из которого выяснилось, что борьбы между ними быть не может, так как тёмные Арлеги связаны обетом мистической дружбы. Поэтому они решили предоставить выбор графине. Для этого второй сложил с себя свой сан.

Оба они ухаживают за графиней. Первый, сделав ей предложение, получает отказ и уезжает в Палестину. Там он замечает, что на стороне иезидов и сарацин борются тёмные силы, но замечает и в рядах Тамплиеров Князей Тьмы и тёмных Легов, которые когда-то были в аду. Тамплиеры едва противостоят Тёмным. Он организует лучший отряд из бывших Тёмных, находящихся в рядах Тамплиеров, и тогда успех переходит на их сторону. Слава о его подвигах доходит и до графини. Увлеченная рассказами трубадуров, она посылает ему красную розу. И рыцарь спешит назад.

Второй за это время также стал рыцарем, побеждает на турнирах, устраивает балы и делает предложение графине, но получает отказ. Тогда он решает овладеть графиней силой, отвезти её в монастырь и там обвенчаться у приора, его ставленника, занявшего его место.

Рыцарь Тамплиер приезжает в замок графини, и в тот момент, когда он обращается к ней с приветствием, врывается второй рыцарь с толпой своих приверженцев, чтобы схватить графиню.

Рыцарь Тамплиер догадывается о его намерениях и хватается за меч, но вспоминает об их мистической дружбе и о том, что им друг с другом сражаться нельзя. Пока он переживает эти несколько мгновений колебания, он замечает, что рыцари спутники его друга застыли неподвижно и смотрят на графиню. Он тоже обратил свой взор на нее и с удивлением увидел вместо графини сначала сноп блестящих искр, потом куст роз, между которыми грозно смотрели два громадных глаза, потом чащу, лилию, крест, рой золотых пчел… Затем все пропало и графиня приветливо смотрела на рыцаря.

Тут и второй рыцарь узнает первого. Оба обмениваются взглядом, второй рыцарь командует своим спутникам: назад, те отступают, а графиня вежливо просит обоих рыцарей быть её гостями и занять их старые комнаты. При взгляде, которым обменялись рыцари, они прочли мысли друг друга, что графиня — это дух. После бала, оставшись наедине в своих комнатах, они говорили друг с другом: «Мы помним эти глаза: это Изида, нет — это Астарта, мать и дочь Земли», а рыцарь Тамплиер сказал: «Вернее, это — Дух Света».

Оба рыцаря отправились в Палестину, оба бились в самых опасных местах, оба дали убить себя, но не вошли в новые тела, а покинули Землю и спустились вниз, чтобы начать свой путь совершенствования с самого начала. Но на половине дороги их встретил Христос и повел обратно на Землю.

Не встречали ли вы таких рыцарей?


Содержание

 
 
ancient_symbols

13. О розовом дьяволе

Раз на пиру поспорили два рыцаря. Один сказал другому, что тот сказал неправду, и второй почувствовал к упрекнувшему его ненависть.

Спор шел о сошествии Христа в ад, и упрекнувший полагал, что второй рыцарь знает об относящихся сюда событиях, но притворяется незнающим. Между тем, второй рыцарь действительно не слышал рассказа об этих событиях. Правда же заключалась в том, что второй рыцарь был Князем Тьмы, вышедшим с Христом из ада, но на Земле отпавшем от него. Он поклялся отомстить своему обидчику.

Однажды он послал ему сказать, что его родственник приехал из Палестины, лежит больной и оставит ему громадное наследство, если тот немедленно отправится к нему, чтобы отслужить обедню за упокой его души, так как в живых он, вероятно, не останется. Это было передано от имени самого родственника.

Но за час до прибытия гонцов от приехавшего из Палестины, рыцарь обещал некой даме проводить её от одного замка до другого в сопровождении тридцати других рыцарей, так как на пути была шайка разбойников. Ехать ему не было необходимости, так как достаточно было для эскорта и четырех человек. Рыцарю пришлось выбирать между словом, которое он дал даме, и наследством. Он не счел возможным нарушить слово свое, хоть в его присутствии надобности не было, и Князь Тьмы был очень недоволен им.

Затем случилось, что рыцарь был захвачен в плен разбойниками. С него требовали выкуп, угрожая в противном случае смертью. При нем не было денег, однако неподалеку жил его друг, который мог ссудить ему денег. Разбойники от него требовали, чтобы он не писал о своем положении, из опасения, что его освободят силой. Но рыцарь отказался так поступить, и Князь Тьмы опять был посрамлен.

В третий раз к рыцарю явилось посольство, которое предложило ему престол германского императора, сообщив, что за него высказались все курфюрсты, но сам он должен выйти из Ордена, поскольку император стоит над всеми орденами. Рыцарь ответил, что он дал обещание не выходить из Ордена, и отказался от императорского престола.

Целый ряд соблазнов устраивал для него Князь Тьмы, но рыцарь им не поддавался. Огорченный его противник отправился за советом к одному монаху, о котором он знал, что тот тоже вышел из ада, но на земле изменил Христу. Тот сказал ему, что с рыцарями вообще трудно справиться, даже Князья Тьмы оказываются перед ними бессильны, но есть способ достичь цели: пусть он только попросит Розового дьявола помочь ему. Князь Тьмы ахнул от удивления, что такая удачная мысль не пришла ему раньше в голову, и стал приводить в исполнение свой план.

В скором времени рыцарь спас от разбойников ехавшую в карете незнакомую ему даму. Когда она вышла из кареты, то оказалась такой молодой и прекрасной, с таким удивительно розовым цветом лица, что рыцарь влюбился в нее с первого взгляда. Он попросил её стать дамой его сердца, поклялся служить ей, и она согласилась.

Однажды, когда он гостил в её замке, к нему с просьбой о помощи прибыл гонец от друга, который в своем замке отбивался от врагов. Этот рыцарь был его побратимом, и они были связаны клятвой о взаимной помощи. Ехать надо было немедленно, но дама с розовым цветом лица легко добилась того, что рыцарь не поехал выручать своего побратима. Она сказала ему, что во время бала, который будет этой ночью в её замке, она ему скажет слово, которое решит его судьбу. Он думал, что переговорит с ней в начале бала и после этого успеет подать помощь своему побратиму, и что услышит от нее о согласии на их брак. Он всю ночь ждал этого разговора, но разговор произошел только утром. Девушка с розовым цветом лица сказала ему, что она решила отдать ему свою руку через год, считая от этого вечера.

Побратим рыцаря был убит, а розовая девушка стала невестой рыцаря.

Через некоторое время рыцарь должен был отправиться в другую страну, чтобы выступать свидетелем в деле, от решения которого зависело благосостояние вдовы его близкого друга и её сына, иначе её имущество могло перейти к недобросовестному соседу. Невеста рыцаря просила его не ездить, а написать письмо с его рыцарской печатью, уверяя, что это будет иметь такое же значение. Рыцарь сдался на её просьбы, но вдова потеряла все имущество.

Вскоре восстали вассалы невесты рыцаря, и во время её прогулки захватили в плен с её служанкой. Но девушки успели перемениться платьями и драгоценными украшениями. Поэтому между восставшими произошел спор относительно того, кто из них есть кто, и они послали за рыцарем, чтобы он прямо сказал им, кто же из двоих его невеста. Ей вовсе не грозила смерть, а только большой выкуп, но так как она взглядом просила не выдавать её, то рыцарь покривил душой и указал на её служанку. Служанка была оставлена в залог, а невеста рыцаря отпущена с ним, как служанка. Когда же все выяснилось, восставшие вассалы отпустили действительную служанку, однако все рыцари пришли к заключению, что лгущий рыцарь — не рыцарь.

Истек год после бала, на котором рыцарь впервые изменил данному слову. В полночь перед ним появилась его невеста в своем подлинном виде Розового дьявола, и тогда рыцарь вспомнил, как он изменил своему побратиму, вдове, предал невинную девушку, и понял, что не достоин быть в числе рыцарей Ордена.

Рыцарь ушел в монастырь, а тёмный Арлег радовался победе. 


Содержание
 
 
ancient_symbols

12. Об оранжевом солнце, голубой и зеленой луне

Вокруг оранжевого солнца вращается одна земля, а вокруг нее — две её луны, зеленая и голубая. Полностью обращается земля за 48 часов, причем на её небе 24 часа светит оранжевое солнце, 12 часов зеленая луна, а 12 часов — луна голубая.

На земле этой встречаются три расы. Самая многочисленная — раса оранжевого солнца, вроде людей нашей земли; в некоторых отношениях они выше их, в некоторых — ниже. Было время, когда они делились на племена, сражавшиеся между собой. Когда светит оранжевое солнце, эти люди очень деятельны и бодрствуют. Когда светит зеленая луна, люди оранжевого солнца находятся в полусне, они плохо воспринимают окружающее, энергия их падает, а во время голубой луны они могут только спать.

Кроме людей оранжевого солнца на этой земле живут существа зеленой луны. В её лучах они особенно энергичны. Они обитают в других местах, чем люди оранжевого солнца, в местах недоступных для последних. Их быт выше и совершеннее, чем быт людей оранжевого солнца. Они едят меньше, для них достаточно питания водой и двумя-тремя сортами растений. Правда, вода там гораздо плотнее — по ней можно ходить. Эта плотность объясняется медленностью движения её атомов, которые можно видеть глазами.

Люди зеленой луны гораздо могущественнее по своему мистическому знанию, чем люди оранжевого солнца. Когда светит зеленая луна, к ним в гости приходят люди оранжевого солнца и смотрят на их прекрасную жизнь, и как прекрасный сон и мечту уносят воспоминание о ней в свою жизнь. А люди зеленой луны приходят к ним и помогают им. Так, в ту эпоху, когда люди оранжевого солнца вели между собой войны, они уничтожали их оружие. Во время оранжевого солнца люди зеленой луны невидимы для первых. Невидимые, они ходят среди них и оказывают на них свое влияние, проповедуют свою религию, которую люди оранжевого солнца иначе не воспринимают.

Во время голубой луны люди зеленой луны находятся в смутном состоянии сознания.

Есть также люди голубой луны. Где живут они, не знают ни люди оранжевого солнца, ни люди зеленой луны. Известно, что они спускаются откуда-то, и только. Людям зеленой луны они рассказывают о других мирах космоса голубых солнц, рассказывают о громадном долголетии людей того космоса, об их грандиозных познаниях, об их необыкновенной жизни. И люди зеленой луны не могут вполне понять этой жизни. Люди голубой луны проповедуют им свою религию, но люди зеленой луны воспринимают её лишь в отраженном, теневом виде.

Если человек в одном из миров нашего космоса не заслуживает перехода в высшие космосы и космосы низшие, то души таких людей перелетают на планету оранжевого солнца и там перерабатывают свою карму к лучшему. А существа зеленого и голубого солнц появляются таким же образом на эту планету из космоса зеленых и голубых солнц, из космосов, более высоко стоящих, чем наш космос. И только тот человек переселяется на эту землю, который слишком сильно был привязан к своей земле, к своей планете.


Содержание
 
 
ancient_symbols

11. Иегова

Земля — сплошной, сильно накаленный океан. Когда он до известной степени охладился, духом Силы были брошены в него некоторые семена. Образовалось первоначальное живое вещество, дающее начало всему, но оно расположилось слоями. Слой, лежавший глубже на весьма малую величину, уже слабее пронизывался лучами белого тогда солнца. Так произошло различие в свойствах слоев.

Когда охлаждение Земли достигло того, что её температура стала ниже температуры солнца, тогда дух Силы взял семена душ, созданных Элоимом Верха и Элоимом Низа, и бросил их в это вещество. Часть семян, созданных Элоимом Верха, осталась в верхних слоях, а слои нижележащие оплодотворились семенами Элоима Низа. Силовые линии этих душ стали объединять вокруг себя это вещество, и появились существа в верхних слоях, более высоко стоящие, в ниже лежащих — животные.

Дух Силы постоянно видоизменял силовые линии душ; вещество каждого слоя развивалось, не смешиваясь с другими слоями. Развитие каждой группы существ шло своим путем: животные развивались только к животным, наши предки развивались только к людям. Но и сам верхний слой был расслоен. Это расслоение внутри него обусловило образование различных рас:

1-я раса — исполины,

2-я — гиперборейцы,

3-я — адамиты,

4-я — карлики.

Так как происхождение всех существ одинаково, и так как не от них зависело быть вверху или внизу, быть более или менее нагретыми, то отделившись от материи, от первых семян, брошенных духом Силы, и от всякого рода материи — души уравняются. А пока материя не исчерпана, не исчезла — и люди разнствуют между собой. 



Содержание
 
 
ancient_symbols
10. О Троне

Однажды между рыцарем Тамплиером и рыцарями Мальтийцами зашел разговор о прошлом обоих традиций. Рыцарь Тамплиер указал, что Мальтийцы потеряли то ценное, что было у них раньше.

Те возразили: «Но мы не знаем, что есть ценного у вас, нечем вам хвалиться».

Рыцарь Тамплиер спросил их, встречали ли они духов потусторонних миров.

«Нет», — отвечали они.

И он сказал: «Так вот вам один рассказ».

Вы знаете, что у нас существуют разногласия между Тамплиерами и Розенкрейцерами. Я считаю Розенкрейцерство ложным уклонением от истинного Тамплиерства. Меня часто посылают для переговоров с ними, именно как чистого Тамплиера. Как-то явилась надобность выяснить отношение нашего Ордена к одному общественному движению. Мы жили в Париже, они — в Версале. Я отправился в Версаль по железной дороге, вошел в вагон и занял место. Против меня оказался незнакомый человек. Но он приветствовал меня, как приветствуют друг друга рыцари Тамплиеры. Я удивился, что до сих пор не знал его.

Он спросил: «Вы едете в Версаль?»

«Да», — ответил я.

Он сказал: «Я также, мне надо с ними же переговорить».

Едва я хотел спросить, к какой группе он принадлежит, как он заявил, что он Тамплиер-одиночка. Мы приехали и направились ко дворцу, в котором жили маги. Нам отворил портье-индус. Я был удивлен, какой ужас выразило его лицо при виде моего спутника. Поразили меня жесты, бег по лестнице этого индуса высшей степени Восточного Посвящения. Мы вошли в комнату. Нас встретили трое: два Розенкрейцера и один маг-Тамплиер — женщина. Мне показалось, что первые два были смущены, так как мысленно они говорили:

«Ну вот, он опять появился, этот Трон!»

Мы сели, и маги-розенкрейцеры мысленно продолжали:

«Вот рыцарь Сариэль, он здесь, значит он приглашен присутствовать».

И он также, не произнося ни слова, отвечал, что, конечно, он будет присутствовать. И опять раздаются слова его, молчащего:

«Сколько времени прошло с тех пор, как мы виделись с вами у таборитов? Скажите, что вы сделали из того, что собирались сделать? Подвинулись ли вперед в осуществлении той задачи, которую поставил Он?»

«Ты сам знаешь, — был молчаливый ответ. — Если Ему не удалось, то как нам могло удастся?»

И мне почудилось, как будто громко воскликнул Трон:

«Это не ваш ответ! Это ответ тёмного Арлега. Зачем он здесь?»

Мне показалось, что между нами и магами колеблются какие-то светлые фигуры и фигуры магов как-то завуалированы. Я почувствовал что-то вроде холодной дрожи и сказал:

«Здесь три, если не пять рыцарей Христа; здесь наше собрание. Где наше собрание, тёмному Арлегу нет места!»

Один из магов ответил: «Не так уж он мрачен, как ты думаешь».

Как бы яркий свет блеснул вправо от меня, где сидел Трон. Я повернулся к нему и тотчас же опустил глаза: невероятно ярким блеском сверкала его фигура.

И Трон сказал: «Где Тамплиеры, там наш Христос, не приглашенным тут нет места. Вы приглашали тёмного Арлега?»

И маги ответили: «Нет».

Тогда я сказал: «Тёмный Арлег должен удалиться. Если маги не хотят опоясать нас магическим кругом, скажи мне, рыцарь, твое боевое имя!»

И я почувствовал, что я задыхаюсь. Как будто какая-то лохматая рука схватила меня за горло и душила. Конечно, это была рука не тёмного Арлега; думаю, что кто-либо из Князей Тьмы по-своему вмешался в наш разговор. Я пытался схватить своей рукой эту руку, но моя рука встретила только воздух. Мне показалось, что там же, где и моя рука, рука тела моего астрального схватила руку Князя Тьмы и со страшной силой оторвала её от моего горла. Князь Тьмы потянул меня к себе, но я не уступал.

Встали маги и своими жезлами очертили магический круг и раздался голос мага из Розенкрейцеров: «Саркос, пусти!»

Я отпустил руку, и молчавший до сих пор маг Розенкрейцер сказал:

«Конечно, Трон, наш ответ был не нашим ответом, а ответом Арлега. Если мы мало что сделали, не говоря о работе мага Тамплиера, то это потому, что тёмный Арлег искушал нас очень удачно. Но мы были спокойны, так как маг-Тамплиер работала в этом направлении. Если ты пришел к нам из своих сфер напомнить нам о нашем разговоре, то мы возьмемся теперь за эту работу. Конечно, мы знаем слова тёмного Арлега, что ему дается власть над царствами; конечно, мы знаем все те аргументы, которые подсказывает тёмный Арлег, чтобы победить противников этой власти. Но мы приготовили возражения на них. Трон, ты можешь уйти и быть уверенным, что мы сделаем свое дело».

Долго продолжался разговор Трона с магами. Этот разговор помирил меня с ними. Какая сила мысли, какое уменье отметить все лукавство тёмного Арлега! Я с Троном и магами вышли из дома. Проходя мимо комнаты портье, я увидел, что он лежит на полу, раскинув руки. Дверь как бы сама распахнулась и закрылась за нами. Мы пошли по улице. Я хотел обратиться к Трону с вопросом, кто он, но Трона уже не было.

Я обратился с этим вопросом к магу-Тамплиеру, и она ответила: «Это Трон из мира Валгаллы, принявший на себя миссию напоминать кому следует забытые им слова Эона».


Содержание